Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Фотографии
Гостевая
English / Articles
Авторы
  К списку статей

"Московский художник",
№ 10 (1394), 6 марта 1992 года

И.М. Гурвичу - 85

И.М. Гурвич

 

На выставках, среди множества картин, я часто отмечала простые и ясные картины И. Гурвича. Именно ясностью колорита, мудрой простотой сюжета выделялись они среди других. И никогда я не думала, что попаду однажды в его мастерскую у Белорусского вокзала и буду ему позировать для портрета.

Познакомили меня с ним мои английские друзья, влюбленные в его живопись. Позирование оказалось мучительным: то я куда-то уезжала, то сами сеансы превращались в многочасовые разговоры, и это тянулось почти год. Портрет еще не закончен, но я уже не представляю, как это, когда он будет закончен, я не буду приходить в мастерскую смотреть новые работы, открывать ранние этюды, разговаривать…

Недавно Иосифу Михайловичу Гурвичу исполнилось 85 лет. Он принадлежит к той прекрасной плеяде художников, чье творчество начиналось в 20-е годы. Он прошел трудный путь поисков, учебы, увлекался Сезанном, Ренуаром, его захватывала энергия Пикассо, Микеланджело, Матисса. Однако он никогда не шел по пути слепого подражания и всегда оставался самим собой, продолжая реалистическую школу классического русского искусства.

Жанровые сцены, портреты, натурные эскизы - все у Иосифа Михайловича Гурвича очень живописно, колоритно, эмоционально. Он всю жизнь много работал, ездил по стране, до сих пор ездит каждый день в свою мастерскую как на службу, к 7 утра и остается там до 5-6 вечера. Последнее время он стал чаще обращаться к натюрмортам, потому что не может выезжать на природу, которую так любит. Он часто говорит фразу: "Только через природу можно стать художником". Или: "Опираясь на традиции, можно внести свое, но - только через природу". И еще одна мысль, которая характеризует его как человека и художника: "Главное не ум, главное - ощущение".

Это верно схваченное и мастерски переданное ощущение есть во всех его работах. Он мастер композиции, его большие работы прекрасно скомпонованы по цвету. Я думаю, что цвет - главное для него в пейзаже, и в натюрморте, и в портрете, и жанровой сцене.

В столь любимом им последнее время натюрморте Иосиф Михайлович работает чаще всего с материалами очень простыми, домашними, будничными. Но при всей простоте предметов картины получаются яркими, очищенными от мусора быта, их отличают декоративность, колорит, точность цветовой категории.

Он бескорыстен. В дар картинным галереям и различным фондам передал безвозмездно очень много картин. Охотно дарит близким людям рисунки, натурные акварельные эскизы.

Он начинал в Одессе. Рассказывает, как в 20-е годы попал однажды в Одесский музей живописи и увидел работы Машкова и Кончаловского, которые произвели, как он говорит, "переворот в моей душе, и мне тоже захотелось заниматься живописью". Видимо, что-то похожее произошло и с Матиссом, когда он видел сезанновских "Купальщиц". Он купил эту поразившую его работу, повесил у себя в мастерской и сам стал писать по-другому.

Иосиф Михайлович любит читать книги про великих людей, любит их умные афоризмы, иногда выписывает их в свою тетрадку. Он мне показывал свои записи. Это немного детское свойство покорило меня своей старомодной, милой наивностью и вместе - духовностью. Мысли были приблизительно на одну и ту же тему: о жизни, человеке, таланте. Одно из его любимых изречений по этому поводу - что "настоящие мысли приходят к художнику сами, через художника проникают в мир - это и есть новшество".

Военная тема стоит особняком в его творчестве. С первых же дней войны он ушел добровольцем на фронт, попал в окружение - и вывел из него большую группу, они шли много дней, ночами, без еды, через леса… На фронте он рисовал портреты, делал зарисовки жанровых и батальных сцен, вел дневник, который хорошо бы полностью опубликовать. Мне запомнился его рассказ о переходе через Сиваш - в нем почти все было так, как в фильме "Служили два товарища", в котором я снималась, но происходило уже не в 1918 году, а в Великую Отечественную войну: так же шли по пояс в воде, холодной, мутной, ноябрьской, несли на руках пушки. Иосиф Михайлович рассказывает, что не мог войти в воду в одежде, единственный из всех снял ее, привязал на голову и так пошел. Когда добрались до берега и установили пушку, появился "Мессершмитт", все упали на землю - и лишь один голый человек разрядил в него, летящего на бреющем полете, автомат. Когда Иосиф Михайлович переоделся в сухое, подошел солдат и протянул ему стакан водки. Такая была награда за прогнанный "Мессершмитт".

Но из военных картин Гурвича мне ближе, как москвичке, "Москва, 1941", потому что на ней изображена заснеженная и прифронтовая тогдашняя улица Горького, ныне Тверская, и виден дом, в котором я сейчас живу, и зимой, глядя в окно, я вспоминаю заснеженный сорок первый год с картины Гурвича.

Иосиф Михайлович - очень активный человек. Он всегда в центре всех событий московской жизни. В Союзе художников он со дня его основания, с 1932 года. Он работает в разных жанрах, но всегда тяготел к станковой живописи. Станковая живопись, говорит он, дает наибольшую возможность выразить свое личное отношение к природе и осмыслить свой внутренний мир.

И еще одна цифра напоследок. Картины И.М. Гуревича - в сорока музеях мира.

Можно быть стариком в 30 лет и молодым в 85. Пожелаем ему оставаться всегда молодым.


Алла Демидова


  К списку статей


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2017 Copyright