Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Фотографии
Гостевая
English / Books
Авторы
  К списку статей о книге

"Русский курьер"
Июнь 2004 года

Ясновидящая

Алла Демидова выпустила свою шестую книгу - "Ахматовские зеркала"


Анна Горенко -
15-летняя гимназистка
(Источник фото: книга
"Ахматовские зеркала")


Ахматова прошла по ХХ веку гордо и независимо, почти его не заметив. Самые трагические, самые славные и великие события произошли для нее задолго до главных потрясений. Все остальное только подверстывалось. "Остальное" - это и расстрел Гумилева, и смерть Блока, больше похожая на гибель, и ранний уход гениального Хлебникова, и выстрел Маяковского в себя или во все свое поколение. Кстати, о них лучше всех сказала Ахматова: Хлебников до революции писал слабо, а после стал великим поэтом; Маяковский, наоборот, был великим до революции, а потом кончился.

Все они - и застрелившиеся, и застреленные, и умершие якобы своей смертью, кто в застенках, как Мандельштам, кто "на свободе", как Блок и Хлебников, сошлись в ахматовской "Поэме без героя", которую она написала в 1913-м, а потом переписывала еще 22 года (1940-1962). Алла Демидова справедливо замечает, что если бы Ахматова жила сегодня, она продолжала бы свою зеркальную поэтическую феерию. Ключом к поэме для актрисы стал зеркальный зал, где одно зеркало уходит в другое и не то возвращается, не то убегает в бесконечную перспективу. Два главных слова - это и отражение. Отражение повторяется в другом отражении, как голос отражается в другом голосе. Маяковский - эхо Хлебникова. Гумилев - отражение Блока. Сама Ахматова отражается во всех зеркалах. Фраза "я к смерти готов" в равной мере может принадлежать и Гумилеву, и Мандельштаму. Оба ее когда-то произнесли.

Демидова вслед за Ахматовой движется по линии мировых событий, где прошлое, будущее и настоящее сливаются в одно целое. Когда-то Демидова увлекалась экстрасенсорикой и видела фотоснимки бутона, де одновременно запечатлелся будущий лепесток, уже распустившийся. Это тоже ключ к поэме Ахматовой.

Жаль, что Блок, Гумилев и Ахматова не дождались, не дожили до литературных исследователей, которые полностью и буквально поверят их мистическим откровениям. Напрасно Блок заклинал, что уже устал убеждать читателей и литературоведов, что нет никакого символизма, а есть ясновидение. Но лучше поздно, чем никогда. Алла Демидова - тот самый читатель, а теперь и тот самый литературовед, которого так ждали, но не дождались наши великие символисты и акмеисты.

Теперь поэма прочитана и прочитана ясновидчески, как того и требует поэзия Анны Ахматовой. Зеркальный эффект и здесь блестяще сработал. Ахматова и Демидова, поэтесса и актриса, отразились друг в друге, порождая двойное эхо. Книга Демидовой - эхо поэмы Ахматовой.

Многие недоумевают, зачем понадобился второй вариант поэмы, начатый в 1940 году и законченный, а вернее, так и не законченный в 62-м. Он возник потому, что 1913 год зеркально проецируется в 1940-й, и расстояние между ними - 27 лет. Именно такой интервал времени, согласно теории Велимира Хлебникова, разделяет повторяющиеся события. Ахматова знала об этой теории, знала и предчувствовала роковую судьбу поэта. "Сколько гибелей шло к поэту, / Глупый мальчик, он выбрал эту". Демидова объясняет, что поэт у Ахматовой - космическое понятие. Это Блок, Хлебников, Гумилев и она сама - эхо всех голосов, отражение всех отражений.


Анна Ахматова.
Выступление
в Колонном зале
Дома союзов
в Москве весной 1946 года
(Источник фото: книга
"Ахматовские зеркала")




Демидова продолжила проекции двух одноименных поэм, разбила все зеркала и из осколков создала третью поэму. Но не Демидовой, а именно Ахматовой. Мне кажется, что поэтесса признала бы в артистических ясновидческих примечаниях и комментариях еще один, карнавальный, осколочный, вариант двух поэм.

Все знают, что "гость из будущего" - это Исайя Берлин, но некоторые считают, что это Блок. Демидова называет Иосифа Бродского, который к моменту написания поэмы только-только родился. Но ведь и он - гость из будущего. В доказательство приводится высказывание Ахматовой: "За ним будущее".

Поэзия угадывает то, что будет, и прозревает то, что было. Именно так Демидова прочла мистический текст Ахматовой, и это наиболее точное и правильное прочтение. О таком читателе мечтала поэтесса: "Ты опоздал на десять лет, но все-таки тебе я рада". Только слово "десять" надо заменить на "тридцать", и все встанет на свое место.

Константин Кедров



  К списку статей о книге


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2006 Copyright  Администратор сайта