Тени зазеркалья
Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Фотографии
Гостевая
English / Books
Авторы
  К списку книг

Тени зазеркалья
Газета "Экран и сцена",
№ 13 (221), 7-14 апреля 1994 года

"Продираясь в незнаемое"


Размышляя о своем поколении - о "шестидесятниках", Алла Демидова пишет в своей новой книге "Тени зазеркалья", вышедшей в издательстве "Просвещение", что все они "весело карабкались по гладкой стене искусства, кто-то сходил с дистанции, кто-то удобно устраивался на выступах достигнутого".

Метко сказано! Так метко, что у меня, читателя, сразу возникают перед глазами вполне конкретные персоны отнюдь не только театрального мира, вроде бы доселе активно функционирующие, колесящие по миру, коллекционирующие призы и премии, а, в сущности, уже совершающие бег на месте, вновь и вновь "тиражируя" сделанное ранее.

Демидову же занимают те, кто упрямо "продолжали карабкаться по этой стене". Глаголу "карабкаться" через несколько страниц аукнется другой, возникающий в благодарных воспоминаниях о товарищах по работе над прославившим Демидову фильмом Игоря Таланкина "Дневные звезды": "В незнаемое продирались вместе".

Карабкались, продирались… За этими словами стоят и муки мученические, вся "проза" актерского труда (описание беличьего колеса, то бишь рабочего дня, когда с утра съемка, а вечером спектакль, сделанное на первых же страницах книги, вызывает в памяти понурое упоминание Нины Заречной о том, что "завтра рано утром ехать в Елец в третьем классе…"), но и великая радость творчества: "в ежедневном мелькании, суете и неудачах мы совсем забываем эту очевидную вещь: мы же счастливчики - работа нам милее, чем досуг…"

Недаром, говоря о тех же "Дневных звездах", Демидова не без улыбки над собой замечает: "Рассказывать о работе над этим фильмом я могу бесконечно. Но для меня и встреча с этими людьми и Ленинград, в который я попала тогда впервые, и вечное ощущение праздника в душе, - для меня все это слилось со стихами Ольги Федоровны Берггольц:

          Я никогда такой счастливой,
          Такой красивой не была…
"

И от напряженнейших, нелегких репетиций "Вишневого сада", поставленного Анатолием Эфросом в Театре на Таганке, у Демидовой-Раневской "осталось ощущение праздника, хорошего настроения, бодрости и нежности друг к другу".

Алла Демидова без всяких иллюзий смотрит на свой актерский "цех", порой рискуя предельно заострять свои мысли о коллегах ("…У меня нет друзей среди актеров. Я им не доверяю… Они слишком хотят нравиться, неважно кому и зачем"), а иногда с опасной пристальностью вглядываясь даже в самых почитаемых из них и лукаво воспроизводя их обмолвки о "себе любимом".

Впрочем, что ж, - юмористически оговаривается она, - "актер всегда женского рода. Без "нравится" не существует женщины, без "нравится" не существует актера…"

Зато уж Высоцкого в роли Гамлета, эволюцию этой его роли, поиски и находки, актриса, некогда и сама мечтавшая перевоплотиться в принца датского, описывает упоенно, как бы наслаждаясь вместе с самим исполнителем, подобно маленькой героине знаменитого стихотворения Николая Заболоцкого:

          Чужая радость так же, как своя,
          Томит ее и вон из сердца рвется.

После этих страниц и подобных же об Иннокентии Смоктуновском или Сергее Параджанове, который "без выдумки и игры… жить не мог", читатель вправе с веселым недоверием припомнить прочитанные ранее уверения автора, будто она "всегда была в театре на обочине". Нет, с обочины такого не увидишь!

Рассказывая о работе над ролью Кабанихи в "Грозе", о своем понимании этого образа Демидова может и ошеломить кого-нибудь определением: "это Катерина, которая не утопилась". Однако ведь и Пушкин, посожалев о Ленском, писал:

          А может быть и то: поэта
          Обыкновенный ждал удел.
          Прошли бы юношества лета:
          В нем пыл души бы охладел.
          Во многом он бы изменился…
          Узнал бы жизнь на самом деле…

И хотя в чеховской "Чайке" Алла Демидова, кажется, играла только Аркадину, можно, не претендуя на особую парадоксальность, сказать, что ее собственная книга написана как бы не "утопившейся", не погрязшей в тяжком актерском быте Ниной Заречной, прекрасно знающей, что "груба жизнь", но приладившейся "нести свой крест", упрямо карабкаться вверх и чувствующей, "как с каждым днем растут… душевные силы".

Андрей Турков



Читать книгу  » 

  К списку книг


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2006 Copyright