Биография
Новости
В театре
В кино
Книги
Аудио и видео
Интервью
Статьи
Фотографии
Гостевая
English / Intervew
Авторы
  К списку интервью

Журнал "Прямые инвестиции"
октябрь 2004 года

Алла Демидова:
"Настоящий авангард строится на традиции"

От иных "священных чудовищ" нашей сцены Аллу Демидову отличает постоянное ученичество, готовность воспринимать новое. В театре она многое делала первой: открыла для сцены "Федру" Марины Цветаевой и пьесы Хайнера Мюллера, первой начала сотрудничать с режиссером-иностранцем - автором идеи театральных Олимпиад греком Теодоросом Терзопулосом. Первой почуяла неладное на "Таганке" и отошла в тень, став актрисой собственного Театра "А". Сегодня Алла Демидова выступает редко. Если читает стихи - то Пушкина, Бродского, Ахматову… Если снимается в кино - то у Киры Муратовой. Новый фильм Муратовой "Настройщик" был недавно показан на кинофестивалях в Выборге и в Венеции.


- Алла Сергеевна, как сейчас в театре?

Алла Демидова

Алла Демидова,
фото Льва Новикова

- Знаете, я могу сравнить, скажем, два фестиваля "Золотая маска" - четыре года назад и сейчас. Тогда мне все не нравилось, я даже отказалась входить в жюри. А нынешней весной опять согласилась и, Вы знаете, первые дни у меня была просто эйфория, я даже не думала, что театр на таком подъеме. Спектакли очень разные и очень профессиональные. Мне понравился "Вий" и "Мамапапасынсобака" Нины Чусовой. В театр вернулось давно забытое понятие Игры - не "я в предлагаемых обстоятельствах", а именно школа перевоплощения. Я совершенно влюбилась в "Дядю Ваню" Льва Додина. Обычно дядю Ваню играют неврастеником, он кричит, стреляет, а тут - мягкий интеллигент, без всякой неврастении. В жюри я обеими руками голосовала за Сергея Курышева в этой роли и за Чулпан Хаматову в "Мамепапе…". Вместе с тем, от спектакля к спектаклю я думала вот о чем: сейчас очень много молодых талантливых актеров, но мне не хватает крупности человеческой личности. Помню, однажды в Щукинском училище Анна Алексеевна Орочко пригласила к нам, студентам, Михаила Ульянова. Я не помню, что он тогда говорил, но меня поразил масштаб его личности. Мы-то все чувствовали себя гениальными, и вдруг - такая глыба! А сейчас масштаб актерской личности ушел из профессии.

- Как вы считаете, почему?

- Потому что сейчас нет зрителя, а есть публика. Гораздо легче понравиться большому количеству несведущих людей, нежели одному знатоку. Так в свое время, играя Электру, мне очень хотелось понравиться Сергею Аверинцеву, и было совершенно все равно, что обо мне напишут в газетах. Вот на такие "маяки" мы тогда и ориентировались. Но они давно перестали ходить в театр - им это больше не интересно. А народу все-таки нужны кумиры, вот они и создаются. Я, например, сейчас всюду славлю своего пекинесса Микки - он был моим партнером в фильме "Настройщик" - и он уже очень популярен. В Выборге журналисты говорили, что там было два кумира: Микки и Рената Литвинова.

- Получается порочный круг: театр возрождается, но элита не ходит в театр, поэтому актерам не на кого ориентироваться…

- Не совсем так. Сейчас, мне кажется, стало происходить расслоение: появился очень тонкий слой элиты, у которой есть вкус и есть свое мнение. Этот слой, я думаю, будет наращиваться. Пока к нему никто из публики не прислушивается, но, мне кажется, все восстановится, как и раньше. Всегда должна существовать элита и искусство для искусства - иначе не будет движения, авангарда и мы опять начнем топтаться на месте. Так это случилось, например, в балете - мы слишком долго были "впереди планеты всей" и пропустили целый пласт - современный танец. Так и в драматическом театре. Слишком долго считалось, что школа русского психологического театра - самая лучшая. Это, в общем, правильно, и очень многие у нас этому учились, но они учились, не забывая развивать свое. Вот, например, японец Тадаши Сузуки: он соединяет поиски Мейерхольда 20-х годов, традицию театра Кабуки, современные ритмы и костюмы "от кутюр" - и получается уникальный спектакль. А мы все это пропустили! Я в свое время пробовала это и в "Федре" с Романом Виктюком, и в "Квартете" с Теодором Терзопулосом, но один в поле не воин. Хотя теперь я часто вижу цитаты из "Федры" и "Квартета" в современных спектаклях - значит, мы не зря толкались в эту дверь, кому-то это пошло на пользу.

- Но Вы как-то обмолвились, что авангард - это тупик.

- Авангард авангарду рознь. Настоящий авангард строится на традиции, а потом вдруг происходит прорыв. Вот, например, Гойя - был добропорядочным королевским живописцем, рисовал герцогиню Альбу. Но случился разрыв с Альбой, что-то с ним внутренне произошло и появились "Каприччос" - то, что взорвало всю традицию. А нынешние начинают с нуля, они ничего не знают о традиции и ничего не хотят знать. Та же Нина Чусова репетирует сейчас в МХТ "Тартюфа" и говорит, что не видела ни одной постановки этой пьесы, ничего о ней не читала и не будет читать… В таких спектаклях есть свобода и смелость открытия, но чувствуется разрыв цивилизации. Нечто подобное происходило в России после 17-го года. Тогда все читали поэтессу Анну Радлову, а Ахматова (как и Пушкин), считалась вчерашним днем. Сейчас - то же самое. Кто истинный талант, кто вымышленный кумир станет ясно через несколько лет.

- Ваши планы в нынешнем сезоне как-то связаны с театром?

- Я поеду с поэтическими концертами в Саратов, Нижний Новгород, Петербург, два концерта будут в Нью-Йорке. Потом, может быть, мы с Анатолием Васильевым вернемся к идее "Вишневого сада" - это будут сны-воспоминания Любови Андреевны Раневской.

- Вы говорите, что сейчас образовался тонкий слой элиты. Кто для Вас в нее входит?

- Талантливому человеку везет, если он попадает в хорошую компанию. У меня такая компания была, но все они - кто ушел, кто уехал. Но, например, каждый год на лето из Америки приезжает Вячеслав Всеволодович Иванов. Это он в свое время посоветовал нам с Виктюком делать "Федру", соединив в одном спектакле саму Цветаеву и персонаж ее пьесы. 21 августа у Комы (так мы называем Иванова) день рождения, и каждый год мы собираемся у него на даче в Переделкино. И в этот раз я туда поехала, хотя только утром вернулась из Выборга. С радостью встретилась с Фазилем Искандером, с Успенским. Я подарила Коме Иванову свою книжку "Ахматовские зеркала" - ведь он Ахматову хорошо знал. Но дело даже не в этом. Я ведь хоть немного, но общаюсь в актерской среде, цепляю какие-то словечки, суетные реакции. И эти мои реакции, как об оселок, отсекаются в общении с такими людьми.

- После фестиваля в Выборге вас, наверное, все спрашивают о Кире Муратовой…

- Спрашивают, в основном, о Ренате Литвиновой, которая тоже снималась в "Настройщике". Потому что Рената - из тех кумиров, о которых мы с вами говорили вначале. Тут есть характерный перекос: например, одна из рецензий на фильм называется "Рената в ананасах", а ведь это фильм Муратовой! О Кире скажу только одно: мне, пожалуй, впервые понравился фильм, в котором я снималась.

- А "Зеркало" Андрея Тарковского?

- Да, "Зеркало", но у меня там маленькая роль. Мои основные роли - в театре. Знаете, мне в Выборге один известный сценарист сказал после "Настройщика", что это моя лучшая роль. Я говорю: "Да? А где Вы еще меня видели?" Он засмеялся, потому что он меня не видел больше нигде, ни в одной роли! Но считает, что эта - моя лучшая. Вот также я читаю в статьях о "Настройщике": "Много лет у Демидовой не было таких ролей!", а я в это время играла в театре Электру, Медею, Гамлета…

- Но в кино и вправду часто бывает нестыковка между вашим масштабом и масштабом фильма…

- Я к этому привыкла. Впрочем, не хочу жаловаться…

Беседу вела
Алла Шендерова


  Предыдущее интервьюСледующее интервью  


  К списку интервью


  



Биография| Новости| В театре| В кино
Книги| Аудио и видео| Интервью| Статьи и ...
Портреты| Гостевая| Авторы
Интересные ссылки
© 2004-2017 Copyright